July 28th, 2013

b
  • ohtori

Видео. Уроженцы предгорий, защищая насильника, бьют полицию на рынке в Москве

Оперуполномоченный уголовного розыска в Москве был госпитализирован с тяжелыми травмами после того, как с коллегами пытался задержать подозреваемого в изнасиловании 15-летней девочки, а группа из 20-25 человек — отбить злоумышленника у полицейских.
Москва, Матвеевский рынок, 27 июля 2013, суббота.



Редакция АПН отмечает, что сотрудники РИА Новости почему-то постеснялись указать на национальность нападавших.
АПН

(Я тоже ничего не скажу о национальности нападавших, ибо в сортах не разбираюсь. Смотрите сами.)

Истобенск: солнце, праздник и огурцы

Горе, горе тем, кто, потакая своему маловолию, не оторвал у кого что есть от кровати/дивана/кресла и не побывал в прошедшую субботу в Истобенске на празднике огурца!

Глядя поутру в захмурившееся небо у меня поначалу возникла таки смутительная мысль: "Да ну его, Истобенск этот, чё в дождь куда-то переться..." Но, залитая сверху крепким кофе, эта искусительная мысль растворилась в пучине черного напитка, оставив за собой сиротливые россыпи быстротающих пузырьков "А, может всё-таки, ну его..." Решено: еду!

Киров провожал меня проливным дождём.


Collapse )

Не хотелось уезжать, но - ничего не поделаешь: пора. До следующего года, огурец!



"С чувством глубокого удовлетворения" (С) покидал я этот праздник.
Что нужно, чтобы получить это "удовлетворение"? - Да немного: капельку желания и толику времени. От этой толики много не убудет, зато много прибудет: спокойствия, радости, доброты...
Можно, конечно же, было провести это утро на диване...

Пиккетт Уилсон и Роберт Форд быстро донесли меня до города. Под зи-зи-топовскую I Thank You я въехал в Киров.

Киров встретил меня проливным дождём.



Маршрут Стрижи - Истобенск:


Схема Истобенска:

насчёт истобенского верблюда

Да, амиго мой, tornado_84 спрашивал насчёт истобенского верблюда.

Спрашивал я о том верблюде. Рассказали мне, что верблюда этого купил кто-то из местных, уж для каких целей - не поведали.

Всё бы ничего, но пристрастился верблюд этот к огуречной ботве. Ничего другого не хотел жрать, только огуречные листья. Поначалу кормили его, подмешивая эти листья понемногу к сену, но, в недобрый день, угостили его огурцом. С тех пор сладу с горбатой тварью не стало: круглые сутки орёт, спать не даёт. Листьев уже ему не надо, требует огурцов. А однажды ночью загон проломил, нашел огуречные грядки, пол-огорода сожрал.

Утром хозяин вышел грядки проведать, а там - верблюд: стоит, сволочь, огурцы дожёвывает. А истобенцу же знаете, как: огурцы - что дети родные. А тут верблюд! Осердился хозяин, отодрал лесину от забора, да верблюду по горбам! Так горбатого отсуропил, тот остатки загона проломил и в лес удрал.

Хозяин думал, походит верблюд по лесу, оголодает - вернётся. А тот - к грибам пристрастился. Особенно - к мухоморам. Торкают его мухоморы, как их поест - довольный становится, только трогать его нельзя такого: в момент дичает. Глаза кровью наливаются, ногами топочет, зубищами скрежещет, всё кругом оплёвывает - страх! Мужик один сговорился  хозяину верблюда вернуть. Нашёл того в лесу, решил верёвку на шею привезать. Верблюду, конечно! А тот как раз, видать, мухоморов нажрался: стоит такой, смирный. Мужик к верблюду с верёвкой, а тот очнулся, как заорёт да двинет мужику, ну... по этим... самым... Так мужика того и нашли: по ору. Верблюд орёт, ну и мужик рядом, не тише. Верблюд то дальше в лес убежал, а мужика того долго лечить пришлось. И рассолом огуречным поить, и в холодные листья заворачивать. Да не мужика, а эти... самые...

Думали, зимой верблюд сам домой вернётся, как мухоморов не станет. А тот еловую хвою жрать начал. В ней же витамина много. Верблюд с неё и заматерел. Рассказывали, волки на него как-то раз решили напасть, так верблюд так на них заорал, заплевался, что волки от него в сторону. А верблюд - за волками: лапы-то у него вон какие: шире волчьих, ему по снегу то ловчее на них бегать. Волки от него в тот раз еле ушли. Больше верблюда не трогали.

К тому времени хозяин верблюда дом с огородом, да участок на ручье продал, в город подался. Так верблюд в лесу и остался. Правда, как то с медведем столкнулся: тот в малиннике сидел, а верблюд тоже до сладенького приохотился. Так они и столкнулись: один с одной стороны малинника ягоду скрёб, а другой - с другой соскабливал. Верблюд, конечно, испугался, все ж медведь... А мишка, как увидел такое страшилище в малиннике - он же верблюдов до того никогда не видел - так обделался, потом в лес дня три зайти нельзя было: так медвежьей неожиданностью несло - спасу не было.
Но с того времени верблюд поспокойнее стал, по чаще больше не бегал, всё больше по окраинам.

Огурцы вспомнил. По весне, да летом, пока мухоморов нет, к людям подходить стал. Кто его огурцом угостит, тому вроде как благодарность проявляет: позволяет на себе кататься. Огурцы то вспомнил, но страсть к ним потерял: не орёт, да огороды не разоряет. Ну, а к этому времени губернатор кировский ярмарку придумал. Истобенский огурец этот. Вот кто верблюда из истобенских приманит, тот на ярмарке детей на верблюде и катает. Огурцов то тогда уже много бывает, на верблюда хватает. А то что ему за просто так шляться?


Не знаю, правда ли это, или местный решил меня подурить, но что узнал, то и написал. Так вот.